Liber de lingua Latina viva. De ratione, qua nova vivae Latinitatis verba componantur


Для цитирования представленного учебного пособия используйте: [Следников А.Г. 2013, 14 октября. Электронное учебное пособие "Книга о живой латыни. Liber de lingua Latina viva". ЯрГУ им. П.Г. Демидова, Научно-образовательный Центр антиковедения ЯрГУ. http://antik-yar.ru/main/liber-de-lingua-latina-viva]

© Все права защищены. Автор-составитель: А.Г. Следников.
Полное или частичное копирование представленных материалов разрешено только с согласия автора-составителя и при наличии активной ссылки на источник.
Свидетельство о государственной регистрации базы данных №2013621340 «Электронное учебное пособие “Книга о живой латыни. Liber de lingua Latina viva”», Федеральная служба по интеллектуальной собственности, 14 октября 2013 г.

ALEXII VESTIGIARII
LIBER DE LINGVA LATINA VIVA

DE RATIONE, QVA NOVA VIVAE LATINITATIS VERBA COMPONANTVR1


↑Rursus ad indicem

Одной из центральных проблем движения «живой латыни» являются способы обогащения латинского языка лексикой, обозначающей реалии повседневной, бытовой жизни людей, а также понятия современной науки и техники. Данным вопросам уделялось самое пристальное внимание еще на первых трех Международных конгрессах «живой латыни» (Авиньон, Лион, Страсбург 1956–1963 гг.) (Маадла 1984). Известно, что немалый пласт повседневно-бытовой лексики, зафиксированной в классический период и бывшей в употреблении римлян, впоследствии оказался сокрытым для широкой массы изучающих латинский язык по причине нормотворческой деятельности гуманистов эпохи Возрождения. Установив в качестве стилистического эталона латыни язык римских авторов классической эпохи и, в меньшей степени, литературное наследие послеклассического, «серебряного» периода, они апробировали литературный канон, ограниченный историческими, риторическими и философскими трактатами, памятниками поэтического искусства. Все эти произведения дают весьма ограниченное представление о разговорном языке римлян; лишь у немногих «канонических» римских авторов – Цицерона (письма и речи) и Сенеки, Петрония, Плавта и Теренция – можно найти образцы повседневной латинской речи. Классический латинский язык античности был противопоставлен гуманистами латинской традиции Средних веков. Средневековую латынь провозгласили «варварской» и «кухонной» (Latinum coquinarium, culinarium, popinarium), несмотря на ее относительную универсальность, позволявшую определенным слоям средневекового общества пользоваться ею как средством международного общения.

Последствия нормотворческой деятельности гуманистов по приданию средневековой латыни былой аутентичности получили неоднозначные оценки ученого сообщества. Одни исследователи в самом отходе от потребностей естественного выражения в угоду «аристократической чистоты» литературного языка усматривают причину отмирания живой латинской традиции. Данную теорию, родоначальником которой стал Э. Норден2, впоследствии отстаивал К. Лангош3. Другие ученые указывают на уязвимость этой точки зрения, ведь в условиях отсутствия в средневековье носителей латинского языка и, как следствие, отмирания его аутентичной нормы он, в некотором роде, естественным образом был обречен на постепенное вырождение4.

Как мы могли заметить, словарный состав классического латинского языка таит в себе богатые возможности для отражения многообразия повседневной жизни людей. На первом Международном конгрессе «живой латыни» было подчеркнуто это обстоятельство с рекомендацией максимально исследовать бытовой лексический пласт классической латыни5. Для описания современных реалий политической, экономической и социальной сфер, а особенно понятий науки и техники, которых не знало римское общество, было предложено использовать неологизмы (Маадла 1984). Традиция введения их в латинский язык восходит к Новому времени.

В числе современных отечественных исследований по классической филологии способы создания латинских неологизмов рассмотрены в работах Ю.Й. Маадла и А.И. Солопова6. Так, последний ученый формулирует следующие основные принципы:

  1. Недопустимо использование иностранных слов и корней, не засвидетельствованных в латинском или греческом языках классического периода. Засорение латыни «варварскими» словами (stuba, antiburschius, Jaroslavia etc.) особенно интенсивно происходило в Средние века, вызвав позднее суровую критику гуманистов.

  2. Необходимо соответствие семантики слов и элементов их значению в классическом латинском языке. Так, некоторые российские (А.И. Солопов, А.Е. Кузнецов, А.М. Белов) и итальянские (Л. Миралья7) филологи-классики считают некорректным неологизм ‘interrete’, введенный в употребление о. Ц. Эйхензеером и используемый саарбрюккенскими латинистами8. Вместо этого слова А.Е. Кузнецовым было предложено греческое заимствование ‘pandesmos’.

  3. Возбраняется привлечение гибридных греко-латинских слов за исключением тех, которые уже имелись в классическом латинском языке (biclinium у Квинтилиана9).

Существует несколько способов образования латинских неологизмов:

  1. Придание нового значения слову из классического латинского языка на основе развития его семантики (suscitabulum «будильник»).

  2. Субстантивация прилагательного или причастия из классического латинского языка (auricularia «наушники»).

  3. Словообразование путем сложения слов или морфем из классического латинского языка (ferrivia «железная дорога»).

  4. Терминологизация словосочетания из классического латинского языка (thorax laneus «свитер»).

  5. Заимствование слова из литературного новогреческого языка, который «развивался в русле классических словообразовательных норм и семантических моделей» (Солопов 2008: 603) (thyrotelephonum «домофон»). Заимствование греческих слов широко практиковалось – и критиковалось – самими римскими классическими авторами.

Говоря о способах создания латинских неологизмов невозможно обойти вниманием сегодняшнюю роль латыни как языка-основы международной научной и общественно-политической терминологии – факт, на который традиционно ссылаются авторы учебников для обоснования целей изучения «мертвого» языка современными учащимися. Важно отметить, однако, что международная латинская терминология, которая начала складываться в Новое время и продолжала формироваться в Новейшее время, не всегда отвечала при этом словообразовательным нормам классической латыни. Действующие же в «живой латыни» механизмы словообразования ориентируются, как было указано, на нормы классического периода и подчас сильно отличаются от позднейших словообразовательных моделей. Так, например, в привычных наименованиях целого ряда современных технических устройств использована модель основа супина + суфф. - (t) or, - (s) or: телевиз-ор, процесс-ор, тракт-ор, трансформат-ор и т.д., хотя в классическом латинском языке посредством ее обозначалось (одушевленное) действующее лицо, но не производящий действие инструмент. На это указывает о. Ц. Эйхензеер, обозначая понятиями ‘televisor’ и ‘televistrix’, соответственно, «телезрителя» и «телезрительницу» (Eichenseer 1981: 78; Albert 1987: 85, 92). Для наименования современных технических устройств в «живой латыни» обычно используются другие модели: основа супина + суфф. -orium: (instrumentum) computat-orium, machina tract-oria, transformat-orium etc. и основа инфекта + суфф. - (t) rum: computa-trum, accumula-trum etc.

Тем не менее, и среди пуристически настроенных приверженцев «живой латыни» нет единства в подходах к созданию неологизмов. Так, последние две модели получили распространение в среде современных латинистов Западной Европы (о. Ц. Эйхензеер, Х. -М. Мир, о. А. Баччи, о. К. Эггер и др.), создавших таким образом большое количество неологизмов. Эти неологизмы зафиксированы в зарубежных словарях новолатинской лексики, в латинских периодических изданиях и в учебных пособиях по «живой латыни», они широко используются в международной практике латиноязычного общения. Однако ряд отечественных филологов-классиков (А.И. Солопов, А.М. Белов и др.) сомневаются в уместности привлечения указанных выше словообразовательных моделей, обращая внимания на тот факт, что они недостаточно представлены в языке золотого или серебряного периодов (Солопов 2008: 344–345). Данный тезис заставляет усомниться также в корректности двух широко распространенных неологизмов гибридного типа ‘televisio’ и ‘televisorium’. Для обозначения «телевизора» А.И. Солоповым предлагается новогреческое заимствование ‘teleopter’10, а «телевиденье» ватиканские латинисты предпочитают называть также по-новогречески – ‘telehorasis11.

Также по причинам, указанным выше, в «живой латыни» не приветствуется использование греко-латинских образований типа «автомобиль», «видеотелефон», «лингафонный (кабинет)» и т.д. Данные реалии передаются новогреческими словами ‘autocinetum’, ‘iconotelephonum’ и ‘glottophoneum’.

Таким образом, неологизмы, представляющие собой один из способов обогащения словарного состава современного латинского языка, создаются филологами-классиками по словообразовательным моделям классической эпохи. Они подвергаются обязательной апробации на Международных конгрессах латинистов и в латинских периодических изданиях. Вместе с тем, нельзя говорить об их структурной тождественности международной научно-технической терминологии, пусть и создаваемой на греко-латинской языковой основе, однако по моделям, отходящим от грамматических норм классической латыни.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Печатается с незначительными сокращениями и изменениями. Полный текст статьи см.: Следников А.Г. О неологизмах как способе обогащения словарного состава «живой латыни» // Слово и текст в культурном сознании эпохи: Сборник материалов Всероссийской научной конференции. Часть 8. – Вологда: Легия, 2011. С. 313–317.

2 См.: Norden E. Die Antike Kunstprosa. 5. Aufl. Darmstadt, 1958. S. 767.

3 Ср.: “Das Ende bereiteten dem Mittellatein nicht die Volkssprachen, sondern der Humanismus und das durch ihn hervorgerufene Neulatein, das im 15. und Anfang des 16. Jahrhunderts seine feste Form erreichte. Das bekämpfte und überwand seinen Vorgänger, indem es sich die Antike zum ausschließlichen Muster setzte” (Langosch 1975: 9).

4 Среди приверженцев второго взгляда был известный немецко-американский филолог и переводчик Г. Шнур: “In welcher Richtung hätte sich dieses immer mehr der Korruption verfallende Idiom weiterentwickeln sollen? Seit fast tausend Jahren waren ja aus dem Vulgärlatein die romanischen Sprachen entstanden; für eine neue ‘lingua franca’ boten die bereits erstarkten Nationalsprachen keinen Raum mehr. Und was ist eigentlich eine ‘lebendige’, was eine ‘tote’ Sprache? Ist eine ‘lebendige’ Sprache ein Idiom mit einem Wortschatz von vielleicht hundert Ausdrücken, wie sie ein Stamm von Urwaldwilden sprechen mag – oder ist es eine als kulturelle Gegebenheit unter uns fortwirkende Sprache – das Gefäß europäischen Erbes? Leugnet man das ‘Leben’ einer Sprache, in der alle jene schrieben, die Europas Gedankenwelt formten…? Ist eine Sprache ‘tot’, in der noch heute – oder vielmehr wiederum heute – originelle Dichtung verfaßt wird?” (Fritsch 1990: 9).

5 Несколько сходный подход к пополнению словарного фонда посредством «новословий» (‘nýyrði’) характерен для современного исландского языка. Из богатейших словообразовательных возможностей исландского языка используются, прежде всего, аффиксация и словосложение: ‘rofi’ «рубильник», «тумблер» (от ‘rjúfa’ «разрывать», «разъединять»); ‘efnafræði’ «химия» (‘efni’ «вещество», ‘fræði’ «наука»). Ряд неологизмов являются словами-метафорами с конкретной семантикой, давно вошедшие в словарный фонд исландского языка: ‘kragi’ «воротник» и «фланец», ‘vinnukona’ «служанка» и «стеклоочиститель». Часто имеет место дополнительная специализация значения: ‘jafngildi’ «что-н. равноценное» и «эквивалент», ‘orka’ «сила» и «энергия». В одних неологизмах использована внутренняя форма языка-источника, в других взят за основу иной мотивирующий признак: ‘safnari’ «собиратель» и «коллектор»; ‘stökkþróun’ «мутация», буквально: «развитие скачком». Прозрачность внутренней формы делает многие «новословия» легко понятными (ср. Берков 2001: 223).

6 Среди зарубежных работ, посвященных латинским неологизмам наибольшую значимость представляют исследования о. Ц. Эйхензеера, объединенные в книгу: Eichenseer C. Collectanea usui linguae Latinae dicata. – Saraviponti–Saarbrücken: Verlag der Societas Latina, 1999.

7 Луиджи Миралья возглавляет академию Vivarium Novum в Риме, в которой производится обучение классической филологии на латинском и, в меньшей степени, на древнегреческом языках. Подробную информацию см. на сайте академии. Для школьников существует Международная классическая гимназия Schola Nova (Бельгия), где латынь – единственный язык обучения.

8 Саарбрюккенское Латинское Общество (Societas Latina Saravipontana) является едва ли не самой активной организацией, содействовавшей в XX в. распространению латинской образованности. Одним из организаторов и долговременным руководителем его был бенедиктинский монах и выдающийся латинист о. Целестис Эйхензеер (1924–2008). Помимо организации международных конгрессов и семинаров «живой латыни», Латинское Общество издает журнал Vox Latina (основанный в 1965 г. в Оттобрунне немецким ученым-химиком Г. Вернером и ставший впоследствии наиболее авторитетным из существующих сегодня латинских периодических изданий), научные монографии и учебные пособия по «живой латыни», латинские переводы произведений мировой художественной литературы. С 1976 г. журнал Vox Latina издаётся в Саарбрюккене при секторе новолатинских исследований (Sedes studiorum Neolatinorum) Саарского университета. С 2008 г. председателем Латинского Общества является Петер Ример, а ответственным редактором журнала Vox Latina — Сигрид Катарина Альберт, многолетняя сотрудница о. Целестиса Эйхензеера. О жизни последнего см.: Интервью с о. Целестисом Эйхензеером (журнал «Der Spiegel» 16/1978), Albert S, Bauer I.P. In memoriam inclutissimam Doctoris Patris Caelestis Eichenseer // Vox Latina 44 (2008). P. 2–11. См. также публикацию о С. Альберт: http://www.uni-saarland.de/en/news/press-and-pr/campus-magazine/2010/juli-ausgabe/vonwegentot.html.

9 Приводя в пример лексику Марка Фабия Квинтилиана (ок. 35 г.–ок. 96 г. н.э.), который жил в эпоху «серебряной латыни», автор толкует понятие классического латинского языка в широком смысле (ср. Солопов, Антонец 2009: 18). Пример Квинтилиана уместен, по мнению автора, еще и потому, что его труд «Наставление оратору» оказал сильное влияние на гуманистов и заложил основы цицеронианства.

10 См. Солопов 2008: 645.

11 См. NLL 1998: 130; ср. н-греч. ‘τηλεόραση’ (Сальнова 2000: 541).


↑Rursus ad indicem


© Все права защищены. Автор-составитель: А.Г. Следников.
Полное или частичное копирование представленных материалов разрешено только с согласия автора-составителя и при наличии активной ссылки на источник.
Свидетельство о государственной регистрации базы данных №2013621340 «Электронное учебное пособие “Книга о живой латыни. Liber de lingua Latina viva”», Федеральная служба по интеллектуальной собственности, 14 октября 2013 г.





Добавить комментарий