Центр антиковедения ЯрГУ
   
 

Фролов Р.М. (Ярославль) Обозначения института народной сходки в труде Тита Ливия: термин contio и его дериваты


Р.М. Фролов *

ОБОЗНАЧЕНИЯ ИНСТИТУТА НАРОДНОЙ СХОДКИ
В ТРУДЕ ТИТА ЛИВИЯ:
ТЕРМИН CONTIO И ЕГО ДЕРИВАТЫ

Исследование проводится при поддержке Министерства образования и науки РФ
(Госконтракт № 16.740.11.0104 и НИР 10.128.2011),
DAAD (программа Иммануил Кант II) и РФФИ (грант № 10-06-00140-а).

SUMMARY

Приложение

В течение последнего десятилетия сохраняется устойчивый интерес исследователей к институту римских народных сходок (contiones)1, политических собраний, на которых не проводилось голосования2.

В нарративной традиции обнаруживается большое количество информации о проведении contiones. Причем наши источники не только передают содержание публичных речей, якобы произнесенных на сходках. Многое можно узнать и о процедурах самих contiones, традициях, связанных с их проведением, значении этих собраний в политической жизни civitas. О последнем говорит уже сам факт того, что значительная часть текстов нарративной традиции повествует о событиях, происходивших на сходках. При всей трудности анализа такого количества материала, его объем позволяет составить достаточно полное представление об институте в целом и о конкретных эпизодах проведения исследуемых собраний. В том числе, немало вопросов изучения contiones можно прояснить, анализируя уже саму терминологию для обозначения этих собраний, их процедур, аудиторий и т.д.

Взяв за основу античные определения contiones3, мы выявили имеющиеся в труде Ливия описания народных сходок4. В результате был определен набор слов и выражений, используемых нашим автором для обозначения contiones5. Целью настоящей работы является анализ применения Титом Ливием термина contio и его дериватов. Изучение этой части терминологии для обозначения contiones составляет базу для поиска аналогов основного термина. Выбор же труда Ливия объясняется тем, что Ab urbe condita представляет собой основной, написанный на латинском языке, источник по проблемам изучения contiones. Необходимо отдельно отметить, что в число задач данной работы не входит как таковое обоснование возможности рассмотрения несанкционированных магистратами народных сходок как вида contiones6, однако мы должны будем затронуть вопрос о необходимости анализировать связанную с ними терминологию.

Обратим внимание, в первую очередь, на само понятие “contio”. За более верную форму принимают, конечно, contio, а не conctio7 или concio8. Contio рассматривается как производное от conventio посредством coventio (произошел пропуск n перед v), что подтверждается рядом источников (CIL I2 581: in coventionid; Fest. P. 113L: in conventione: in contione; Varro. LL. VI. 87: conventionem habet, 88: ad conventionem)9. Contio относится к coventio также, как nuntius – к noviventius10. Причем стяжение conventio до contio произошло сначала в разговорном языке и является примером типичного явления латинского языка11. М. Нидерман полагал встречающуюся в постановлении сената de Bacanalibus 186 г. до н.э. форму аблатива coventionid (также, как и magistratud) архаизирующим написанием, что видно, в частности, из текста более раннего (189 г. до н.э.) декрета Эмилия Павла (CIL I2 614). Во всех подобных случаях конечное d сохранялось после краткого гласного, но отпало после долгого гласного около времени появления первых текстов12. (Интересно, что conventio – это, прежде всего, «соглашение, договор»13, что важно для общей оценки значения народных сходок.) С. Корн, исходя из написания concio, возводил термин к conciere14. Сходным образом у Л. фон Дёдерляйна: concio от ciere15. В новом «Этимологическом словаре латинского языка» предлагается этимология coventio от coire16. Можно встретить мнение, что contio происходит от глагола (con) venire17. Не сложно прийти к заключению о том, что в любой интерпретации смысл исходного для contio слова – «собираться вместе».

Слово contio женского рода, хотя согласно извлечениям Павла Диакона из словаря Феста (P. 59M) было первоначально мужского рода18. Использовалось в римской литературе самого различного характера, начиная с Плавта (Men. 448; 452; 459; Pseud. 126; fr. 36). Причем можно констатировать, что термин входит в число самых употребительных понятий политического языка. Так, если comitia Ливий использует 403 раза, а concilium – 359 раз, то contio – почти столько же – 292 раза.

Авл Геллий (N.A. XVIII. 7) приводит свидетельство Веррия Флакка, в котором говорится о трех значениях contio: «место, возвышение, откуда произносятся речи»; «собрание предстоящего народа»; «речь, с которой обращаются к народу»19. У Ливия можно обнаружить употребление contio во всех этих значениях. Очевидно, что термин наиболее часто употреблялся им в качестве обозначения самого собрания, но он использовался и как указание на аудиторию сходки. Так, сходка слушает (Liv. III. 47. 4 – 49. 520: audit) и заглушает (Liv. III. 47. 4 – 49. 5: obstrepitur), кричит в ответ ( Liv. XXVI. 2. 7 – 3. 10: succlamaret) и приветствует (Liv. Per. 103: a tota contione consalutatus est). В составе выражения in contionem escendere слово contio можно понять как «трибуна в contio» (Liv. II. 7. 7 – 8. 1; V. 49. 8, 50. 8, 51. 1 – 54. 7). Наконец, contio может обозначать и речь, произносимую на сходке (Liv. XXII. 38. 6-7: contiones multae ac feroces; Per. 100: contio bona).

Важным моментом, на который необходимо обратить внимание, является применение contio (без дальнейших уточнений) для обозначения несанкционированной магистратами сходки. Отметим четыре показательных случая:

  1. 494 г. до н.э. (Liv. II. 28. 1-4). Употреблено выражение in mille curias contionesque. Этот эпизод мы рассматривали как указание на проведение несанкционированных магистратами плебейских contiones21. Сделаем только одно добавление к аргументации против версии о «сарказме» Ливия. Из этой версии следует, что Ливий якобы назвал «тысячами сходок и курий» собрания, которые как раз ни куриями, ни, следовательно, сходками назвать нельзя. Такой вывод обосновывается, в частности, тем, что невозможно проведение «тысяч» собраний римского сената (тем более существование тысяч таких учреждений), следовательно, речь не о сенате, а значит, и слово contiones (поскольку использовано в связке с curia) не обозначает здесь действительно народные сходки. На наш взгляд, версия о едином характере употребления curia и contiones ошибочна. Ливий пишет о том, что res publica «разделена», потому что вместо publicum consilium существуют многочисленные curia и contiones. Итак, если эти термины употреблены Ливием одинаковым образом, то с необходимостью его сообщение нужно понимать так: вместо одной курии (в смысле одного римского сената) существует множество курий, так же как вместо одной contio – множество contiones. Но если римский сенат мог быть, действительно, только один (также – и его заседание), то проведение одновременно нескольких contiones было возможно даже для магистратских сходок (см.: Gell. N. A. XIII. 16. 1). Contio состоит из отдельных людей (ex hominibus), а не является собранием всего народа (Varro. LL. VI. 43). Итак, curia и contiones использованы не одинаковым образом, следовательно, нельзя автоматически переносить интерпретацию употребления curia на contiones. Указание на множество курий означает, вероятно, что плебеи обсуждали такие вопросы на своих (неподконтрольных патрициям) собраниях, которые обычно обсуждал только римский сенат. Указание же на множество contiones должно пониматься буквально. И curia, и contiones обозначают одни и те же собрания (потому и использовано -que), но только contiones – употреблено в буквальном смысле. Таким образом, curia обозначен, конечно, не сенат (его многочисленные заседания или места его проведения), однако contiones обозначены именно народные сходки.

  2. 449 г. до н.э. (Liv. III. 47. 4 – 49. 5). Здесь повествуется о выступлении на contio без санкции магистрата Луция Валерия и Марка Горация. Оба они – сенаторы, частные лица, выступавшие без разрешения председателя официальной сходки, самостоятельно. Им (eos contio) внимает собравшаяся толпа, в то время как она же не дает говорить Аппию Клавдию (члену второй коллегии децемвиров, узурпировавшей власть).

  3. 449 г. до н.э. (Liv. III. 54. 8-10). В данном случае выступление легатов обозначено pro contione. Но в момент этого выступления магистраты как таковые отсутствовали (дело происходило после отказа вторых децемвиров от власти), поэтому легаты (частные лица) не могли быть приглашены в contio неназванным в пассаже магистратом, значит, созывали сходку сами.

  4. 403 г. до н.э. (Liv. V. 6. 14). Ливий приводит речь Аппия Клавдия, в которой говорится, что в римском лагере воины открыто на сходках слушают тех, кто предлагает оставить лагерь (universis exercitibus palam in contione audiuntur). Кто руководил этими собраниями? Поскольку Аппий критикует плебейских трибунов, можно подумать, что эти речи произносили они (Liv. V. 6. 15). Однако если даже предположить, что плебейские трибуны организовывали сходки, то в этом случае, в воинском лагере они могли бы действовать только как частные лица. И уже следующее высказывание Ливия опровергает предположение о трибунах (V. 6. 16)22. Поскольку эти сходки не проводили ни патрицианские магистраты, ни плебейские должностные лица, их могли организовывать только частные лица.

Если первый из отмеченных эпизодов еще может вызывать сомнения, то остальные три однозначно говорят о том, что термин contio действительно используется Ливием для обозначения несанкционированных магистратами сходок.

Обратимся теперь к рассмотрению дериватов contio. Приведем таблицу с указанием случаев их употребления Ливием и в Периохах (см. Прил., Табл. 1).

Прилагательное contionabundus во всех словарях переводится как «говорящий публично». Точнее можно сказать: «выступающий в contio». Таким образом, казалось бы, слово, которое происходит от contio, должно обозначать оратора в contio (а не где-либо еще). Однако испанский антиковед Ф. Пина Поло полагает, что этот термин не указывает на сходку, поскольку отсутствовала «законно созванная» (legalmente convocada) contio. Исследователь считает, что во всех случаях употребления contionabundus ораторы выступают так, будто (si) они находятся на сходке, торжественно (con tono de arenga), хотя самого собрания «не было»23.

Нельзя согласиться с тем, что contionabundus указывает на отсутствие законного собрания или собрания как такового. Вполне официальной (созванной законно избранным магистратом, а значит априори законной) была та сходка, на которой выступал консул, произнося (contionabundus), в передаче Ливия, довольно пространную речь (Liv. XXI. 53. 2-7). Вопреки мнению Ф. Пина Поло24, факт, того, что магистрат выступает не с трибуны, а in praetorio, не кажется нам свидетельством незаконности такого действия магистрата или отсутствия собрания как такового. Не существовало для сходки обязательных требований к выбору и организации места проведения собрания25. Более, того, этот пример не единичен. Так, выступает (contionabundus) проконсул, обходя все ворота города и разжигая гнев солдат перед битвой (Liv. XL. 27. 8-15). Почему факт проведения воинского собрания, согласно Ф. Пина Поло, здесь не очевиден, нам неясно. Собрание (или ряд собраний) имело место, поскольку к собравшимся обращались с речью. Собрание было воинским, так как полководец выступал перед воинами. Таким образом, сам по себе термин не указывает на «незаконно созванное» собрание (что мешало консулу «законно» созвать сходку в данном случае?).

Если это так, то и эпизод, в котором contionabundus названо частное лицо (Liv. V. 29. 3-10, 30. 4-8) должен быть подвергнут дальнейшему анализу как случай contio. Ф. Пина Поло считает, что здесь употребление contionabundus (с уточнением propalam) действительно может создать впечатление о том, что имеется в виду contio. Но выступавший в этом эпизоде с речью М. Фурий Камилл, – продолжает испанский исследователь, – был на тот момент (393 г. до н.э.) частным лицом, а значит перед нами – все-таки не contio26. Таким образом, согласно Ф. Пина Поло, выражение propalam contionabundus27, с одной стороны, само по себе может «создать впечатление» о проведении contiones. С другой стороны, утверждается, что это выражение все-таки не указывает на contiones потому, что речь идет о выступлениях частных лиц. Очевидно, что в действительности не специфика употребления самого термина contionabundus, а именно принятая Ф. Пина Поло гипотеза о том, что contiones могли быть только магистратскими, заставляет его отказаться от рассмотрения contionabundus как указания на contiones.

В двух эпизодах наблюдаем уточнение prope contionabundus. Можно предположить, что как раз в них речь шла не о сходке (если ей только уподобляется собрание – prope). Но это предположение не подтверждается, так как один из этих эпизодов – рассмотренный выше, в котором описываются действия консула (Liv. XXI. 53. 2-7). Следовательно, и эпизод несанкционированной сходки, где частное лицо упрашивало сограждан, будучи prope contionabundus (Liv. III. 47. 1-4), нельзя не рассматривать как contiones только по причине применения prope contionabundus. Уточнение prope скорее употреблено Ливием в первом случае (описание официальной сходки) – для демонстрации неодобрения автором действий консула (в том числе созыва им сходок), которые в итоге привели к поражению римлян от Ганнибала у р. Требия. А во втором эпизоде (несанкционированная сходка), prope, видимо, указывает на тенденцию традиции, которой следовал Ливий, и которая заключалась в негативной оценке любых немагистратских собраний. Такая интерпретация подтверждается и тем, что отмеченные спорные случаи описания собраний с употреблением для их обозначения prope contionabundus полностью удовлетворяют критериям отнесения к числу описаний contiones (собрание имеет политический характер, на нем произносятся речи, но не проводится голосование, свидетельств незаконности сходки нет).

Другой дериват contio – прилагательное contionalis – означает «относящийся к contio, свойственный contio». Ф. Пина Поло отмечает уничижительный оттенок употребления этого термина Цицероном, однако не ставит под сомнение то, что слово указывает на contio28. В единственном примере у Ливия (III. 71. 2 – 72. 5) contionalis senex – также с уничижением – назван Скаптий (частное лицо), выступавший на официальной сходке и предложивший присудить самим римлянам территорию, оспариваемую друг у друга ардеянами и арицийцами. В этом эпизоде выражение можно перевести как «завсегдатай сходок». Однако Скаптий получил разрешение председателя, для того, чтобы говорить все, что желает (quae vellet, <…> diceret), по поводу вопроса, значимого для жизни всего гражданского коллектива (de re publica dicere). Таким образом, очевидно, что уничижительный оттенок употребления Ливием contionalis связан с содержанием речи Скаптия, а не с самим фактом того, что с такой неожиданной и важной политической инициативой выступает частное лицо, и к тому же плебей. Это, кстати, еще раз демонстрирует существенную зависимость терминологии, используемой Ливием для обозначения народных сходок, от отношения автора к описываемым событиям или конкретным лицам.

Еще один дериват contio – отложительный глагол contionari – переводят «объявлять всенародно, обнародовать, извещать публично». Уже сама по себе эта форма указывает (теперь уже прямо, а не косвенно, как исходная форма contio) на информационную функцию сходки. Contionari (и причастия от него) из всех дериватов contio употребляется Ливием чаще всего – 8 раз. Из них один раз – для обозначения аудитории сходки (Liv. XXXIX. 15. 1 – 17. 4: contionantes). А в остальных 7 случаях – для указания на оратора (не только председателя собрания, но и приглашенного оратора, см.: Liv. Per. 58).

Ф. Пина Поло называет «техническим» значением термина «говорить в contio» (согласимся, что такой перевод выглядит наиболее точным). Примерами «нетехнического» употребления термина исследователь считает случаи, когда речь не идет о магистратской contio (вновь сталкиваемся с влиянием отмеченной выше исследовательской позиции Ф. Пина Поло). Однако для этого слова Ф. Пина Поло полагает «нетехнические» употребления исключением, поэтому contionari (в отличие от contionabundus) он считает все-таки обозначением contio. Исследователь называет исключением, в частности, эпизод, где описываются сходки, созываемые частным лицом Марком Манлием в собственном доме (Liv. VI. 14. 11-13)29. Но какова должна быть максимальной доля исключений из общего числа, чтобы признать термин все-таки обозначением contio? Оказывается, что из 4 случаев употребления contionabundus 2 раза так охарактеризован оратор на несанкционированной сходке. Из 8 случаев употребления contionari к несанкционированным собраниям относится тоже 2 (25 %), и в 1 случае неясно до конца, о какой сходке идет речь (12,5 %). Следовательно, всего процент употреблений слова в «нетехническом значении» доходит до 37,5. Очевидно, что разница в этом смысле между contionabundus и contionari незначительна, но интерпретация терминов предлагается совершенно различная. Слишком мало и общее число употреблений, чтобы часть значений назвать «нетехническими» без дополнительной аргументации, по сути только на основании того, что в этих значениях термин используется «редко».

Добавим к этому, что Ливий явно не был заинтересован называть сходки, подобные тем, что собирал Манлий, «легитимизированными» терминами. Если он их все же так называет, то это нельзя считать исключением и случайностью. На наш взгляд, как раз напротив, употребление contionari для обозначения сходок Манлия говорит о том, что Ливий относит их к contiones. В том числе об этом свидетельствуют передаваемые нашим автром дальнейшие события, связанные с этим персонажем30.

Но, может быть, употребление в рассматриваемом случае уточнения in modum говорит о том, что перед нами все-таки не сходка? Допустим, что contionari in modum означает здесь именно «выступать как, словно, подобно, но не собственно на сходке», а не «выступать путем проведения, посредством сходки, в формате сходке, т.е. именно на сходке». Даже в этом случае предположение об отсутствии указания на действительно имевшую место contio не подтверждается, поскольку встречаем сходное выражение velut contionanti, примененное по отношению к начальнику конницы (Liv. XXII. 14. 4-15; 15. 5). Он выступал с речами (velut contionanti), его речи (dicta) распространялись (circumfundebatur) не только среди трибунов и всадников, но также и достигали слуха (ad aures <…> evolvebantur) остальных воинов. Очевидно, что речь шла о публично произносимых речах. Более того, далее так и сказано, что начальника конницы, ferociter contionantem (уже без velut), слушали (audientium). Следовательно, velut, как, вероятно, и in modum, – не более чем проявление тенденции Ливия, его негативного отношения к ораторам, о которых повествуется (в обоих случаях их сходки, с точки зрения Ливия, предшествовали или способствовали нанесению вреда Республике), но не показатель того, что речь шла о каком-то ином «формате» произнесения речей, нежели contio31.

Кроме того, в одном из эпизодов Ливий употребляет по отношению к частным лицам, делавшим заявление относительно судебной тяжбы, причастие contionati без уточнений velut или in modum, но зато, что важно, с уточнением in foro (т.е. абсолютно точно дело происходило не в частном доме; Liv. IV. 9. 7). Совокупность рассмотренных свидетельств показывает, что причиной употребления Ливием уточнения in modum в эпизоде с Манлием могло стать как отсутствие магистрата в качестве председателя, так и проведение сходки в частном доме32, но не отсутствие contio как таковой.

Итак, необходим, в том числе, для проверки предложенных интерпретаций, дальнейший анализ терминологии Ливия (а затем и других авторов) для обозначения contiones. А именно, объектами такого анализа должны стать: все выражения, имеющие в своем составе слово contio (ниже см. схему, на которой мы отметили их вместе с дериватами contio); аналоги contio – синонимы; аналоги contio – описательные выражения (лексика, косвенно указывающая на проведение народной сходки); обозначения неримских собраний термином contio, его дериватами и аналогами и, наконец, терминология для обозначения римских народных сходок, примененная вне рассказа о конкретном случае проведения contio. Суммируя же некоторые полученные на данном этапе результаты, отметим следующее:

  • Термин contio относится к ряду самых употребительных понятий политического языка в труде Ливия;

  • Термин contio восходит к понятиям, общее значение которых – «собираться вместе», а также связывается с conventio («соглашение, договор»), что само по себе уже может указывать на соответствующую функцию contiones;

  • Термином contio Ливий обозначает собрание как таковое, его аудиторию, речь на нем произнесенную, а также трибуну, откуда говорит оратор на сходке;

  • Термином contio и его дериватами Ливий обозначает как собрания, созванные должностными лицами, так и сходки по инициативе частных лиц;

  • При обозначении несанкционированных сходок термином contio или его дериватами Ливий часто, но не всегда, употребляет слова, придающие уничижительный смысл высказываниям о таких собраниях (то же самое – и в случае некоторых официальных сходок);

  • Такое словоупотребление связано с негативным отношением Ливия к описываемым событиям и конкретным лицам, а не с тем, что в данных эпизодах не идет речь о проведении contiones.


К началу статьи

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

* Фролов Роман Михайлович, аспирант кафедры всеобщей истории, сотрудник Центра антиковедения ЯрГУ им. П.Г. Демидова.


К началу статьи

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Так, в англоязычной научной литературе, индексируемой сервисом Google Books, наблюдается увеличение частоты упоминаний contio как раз с 2000 г. (по данным Books Ngram Viewer):

2 Список основной литературы см. в статье: Дементьева В.В., Фролов Р.М. Несанкционированные гражданские contiones как общественно-политический институт Римской республики // ВДИ. 2009. № 4. С. 63, прим 5; 64-65, прим. 11.

3 См.: Фролов Р.М. Античные дефиниции contiones как основа выработки их научного определения // Реальность. Ретроспекция. Реконструкция: Проблемы всемирной истории. Сб. науч. трудов / Отв. ред. В.В. Дементьева, М.Е. Ерин. Ярославль, 2011. С. 15-25.

4 Всего таковых мы обнаружили 414.

5 Всего число интересующих нас употреблений оказалось равным 825.

6 См. по этой проблеме: Дементьева В.В., Фролов Р.М. Указ. соч.; Frolov R.M.Sua sponte facere”: The Problem of Legitimacy of the Unauthorized contiones in Rome under the Republic // The Traditional Mediterranean: Essays from the Ancient to the Early Modern Era / J. Che, N.C.J. Pappas (Eds.). Athens, 2011. P. 187-196.

7 Так, в тексте lex Acilia (Sempronia) de iudiciis repetundarum 122 г. до н.э. видим: Pr (aetor) quei legerit, is eos, quos ex h. l. C[DLv]iros legerit facito in conctione recitentur, iouratoque… (цит. по: Fontes iuris Romani antiqui. Ed. C.G. Bruns. Tübingen, 1871. P. 44).

8 Еще в XIX в. эту форму использовали многие исследователи, см., например: Schulze C.F. Von den Volksversammlungen der Römer. Gotha, 1815. S. 144. Ср., однако: Key T.H. Remarks on the Review of Professor T.H. Key’s Latin Grammar in the Classical Museum, Vol. V. P. XV. P. 109-120 // The Classical Museum. 1849. Vol. 6. P. 57-58. См. об этом тж.: Bréal M., Bailly A. Dictionnaire étymologique latin. Paris, 1918. P. VII; Pina Polo F. Las contiones civiles y militares en Roma. Zaragoza, 1989. P. 4.

9 Oxford Latin Dictionary. Oxford, 1968. P. 432; Pina Polo F. Op. cit. P. 4. М. Бартошек также указывает на изменение co (ve) ntio: Бартошек М. Римское право: (понятия, термины, определения). М., 1989. С. 92. См. тж.: Donaldson J.W. Varronianus: A Critical and Historical Introduction to the Ethnography of Ancient Italy and to the Philological Study of the Latin Language. L., Cambridge, 1860. P. 304; Botsford G.W. The Roman Assemblies from their Origin to the End of the Republic. N. -Y., 1909. P. 139. И.М. Тронский предлагает этимологию: contiō<*cōntiō<*coventiō (Тронский И.М. Историческая грамматика латинского языка. Изд. 2-ое. М., 2001. С. 109).

10 Donaldson J.W. Op. cit. P. 304.

11 Ibid. P. 516.

12 Нидерман М. Историческая фонетика латинского языка. Изд. 3-е. М., 2004. С. 87-88. См. тж.: Эрну А. Историческая морфология латинского языка. Изд. 2-е. М., 2004. С. 61. В индоевропейском этимологическом словаре издательства Brill дается следующая информация о contio. Слово происходит от праиталийского *ko (m) -wention- и праиндоевропейского *gwm-ti- («приход, прибытие»). Слова того же корня в других языках: санскр. gáti- , авест. gati- («движение»), древнегр. βάσις («шаг, движение»), готск. ga-qumþs («собрание»), древневерхнегерм. chumft («приход, прибытие, движение»), древнеисл. samkund («собрание»). Праиндоевропейская основа ti- трансформировалась в лат. основу on- с присоединением социативного префикса *kom- . Лат. contio демонстрирует потерю конечного назального звука у *kom- перед *w- , что является, вероятно, более древним изменением по сравнению с con-v- классической латыни. Впоследствии стяженная форма *kowent- (с несокращенным *e в закрытом слоге) дала -ō- (Цит. по: Vaan M., de. Etymological Dictionary of Latin and the other Italic Languages. Leiden, Boston, 2008. P. 132). См. тж.: Walde A. Lateinisches etymologisches Wörterbuch. Heidelberg, 1910. S. 189; Pokorny J. Indogermanisches Etymologisches Wörterbuch. Bern, 1959. S. 464-465; Sihler A.L. New Comparative Grammar of Greek and Latin. New York, Oxford, 1995. P. 56-57, 77-78; Ernout A., Meillet A. Op. cit. P. 140.

13 Бартошек М. Указ. Соч. С. 92: «Conventio, частично синонимично consensus, pactio, соглашение любого рода».

14 Korn S. Etymologisches Handwörterbuch der lateinischen Sprache. T. I (A-I). Lpz., 1837. S. 193.

15 Döderlein L., von. Hand-book of Latin Synonymes. Transl. B.A. Arnold. Andover, Boston, N. -Y., Philadelphia, 1863. S. 43.

16 Ernout A., Meillet A. Dictionnaire Etymologique de la langue latine. Paris, 2001. P. 720.

17 Bréal M., Bailly A. Dictionnaire étymologique latin. Paris, 1918. P. 425; Leumann. M. Lateinische Laut- und Formenlehre. München, 1977. S. 133-134, 226.

18 contionem antiqui masculine genere posuerunt. См. тж.: Oxford Latin Dictionary... P. 432.

19 contionem autem tria significare, locum, et verba, suggestumque, unde verba fierent; item significare coetum populi assistentis; item orationem ipsam, quae ad populum diceretur…

20 Здесь и далее дается ссылка на весь пассаж, в котором рассказывается о конкретном эпизоде сходки, а не только непосредственно на то место, где употреблен тот или иной термин.

21 См.: Дементьева В.В., Фролов Р.М. Указ. соч. С. 67f.

22 «Не хватает только, чтобы им [плебейским трибунам – Р.Ф.] разрешили проповедовать в лагере перед воинами то, что они кричат здесь! Пусть разложение захватит и войско! Нечего ему подчиняться полководцам…» (Пер. С.А. Иванова).

23 Pina Polo F. Op. cit. P. 15-16.

24 Ibid. P. 15.

25 В противном случае contiones не проводили бы, как это оказывалось на практике, на самых разных площадках, в том числе, специально не подготовленных.

26 Pina Polo F. Op. cit. P. 15-16.

27 Отметим: и в других случаях употребления contionabundus действующие лица не выступали тайно.

28 См.: Pina Polo F. Op. cit. P. 14-15.

29 Ibid. P. 14-15.

30 См. об этом: Дементьева В.В., Фролов Р.М. Указ. соч. С. 70f.

31 См. тж. употребление in contionis modum (Liv II. 28. 6 – 29. 4); frequentis contionis modo turba (Liv. XXII. 7. 6-8). Пользуясь случаем, приведем здесь несколько общих соображений, касающихся проблемы несанкционированных собраний. Если аргументируется, что такой-то случай нельзя рассматривать как пример описания contio (в том числе потому, что терминология используется в «нетехническом» смысле), то необходимо тогда указать, а примером чего является данное описание? Как мы назовем тот «формат» или тот институт, в рамках которого произносились речи в этих эпизодах? У Ф. Пина Поло мы находим, что такие собрания не были contiones, но не сказано, чем они тогда являлись. Далее, нам представляется, что нужны весьма веские основания, чтобы говорить о существовании двух принципиально различающихся институтов, если есть свидетельства, говорящие в пользу того, что мог существовать один институт, обозначавшийся contio, хотя каждая конкретная сходка могла существенно отличаться от другой. Утверждение о существовании двух институтов, а не одного, должно однозначно доказываться (доказываться с необходимостью), тогда как уже одинаково убедительные свидетельства и доводы в пользу того, что несанкционированные сходки не считались римлянами contiones, и того, что они таковыми все-таки считались, должны вести к предпочтению второго варианта. Кроме того, нужно принимать во внимание тот факт, что многие официальные сходки отличались между собой по целям проведения, обсуждаемым вопросам и результатам гораздо заметнее, чем некоторые официальные сходки отличались от несанкционированных магистратами. В частности, и несанкционированные, и официальные воинские сходки значительно больше походили друг на друга, чем на любые (и официальные, и несанкционированные) гражданские contiones. Что в таком случае мешает определить воинские и гражданские contiones как принципиально различные институты? Очевидно, это мешают сделать наличие важных сходств между этими собраниями и тот факт, что сами римляне воспринимали их как явления одного ряда, что проявляется в использовании схожей терминологии. Причем последняя не должна быть полностью идентичной, ведь гражданские и воинские сходки чем-то все же отличались. Точно также и наличие, наряду с отличиями, важных сходств, вкупе с использованием схожей (но, конечно, не идентичной во всем) терминологии, убеждает нас в том, что несанкционированные и официальные contiones составляли единый политический институт, а, значит, их необходимо изучать совместно (см. тж.: Дементьева В.В., Фролов Р.М. Указ. соч.).

32 Употребление domi совместно с contio необходимо рассматривать отдельно.


К началу статьи

БИБЛИОГРАФИЯ

Бартошек М. Римское право: (понятия, термины, определения). М., 1989.
Дементьева В.В., Фролов Р.М. Несанкционированные гражданские contiones как общественно-политический институт Римской республики // ВДИ. 2009. № 4. С. 63-88.
Нидерман М. Историческая фонетика латинского языка. Изд. 3-е. М., 2004.
Тронский И.М. Историческая грамматика латинского языка. Изд. 2-ое. М., 2001.
Фролов Р.М. Античные дефиниции contiones как основа выработки их научного определения // Реальность. Ретроспекция. Реконструкция: Проблемы всемирной истории. Сб. науч. трудов / Отв. ред. В.В. Дементьева, М.Е. Ерин. Ярославль, 2011. С. 15-25.
Эрну А. Историческая морфология латинского языка. Изд. 2-е. М., 2004.
Botsford G.W. The Roman Assemblies from their Origin to the End of the Republic. N. -Y., 1909.
Bréal M., Bailly A. Dictionnaire étymologique latin. Paris, 1918.
Döderlein L., von. Hand-book of Latin Synonymes. Transl. B.A. Arnold. Andover, Boston, N. -Y., Philadelphia, 1863.
Donaldson J.W. Varronianus: A Critical and Historical Introduction to the Ethnography of Ancient Italy and to the Philological Study of the Latin Language. L., Cambridge, 1860.
Ernout A., Meillet A. Dictionnaire Etymologique de la langue latine. Paris, 2001.
Fontes iuris Romani antiqui. Ed. C.G. Bruns. Tübingen, 1871.
Frolov R.M. “Sua sponte facere”: The Problem of Legitimacy of the Unauthorized contiones in Rome under the Republic // The Traditional Mediterranean: Essays from the Ancient to the Early Modern Era / J. Che, N.C.J. Pappas (Eds.). Athens, 2011. P. 187-196.
Key T.H. Remarks on the Review of Professor T.H. Key’s Latin Grammar in the Classical Museum, Vol. V. P. XV. P. 109-120 // The Classical Museum. 1849. Vol. 6. P. 57-75.
Korn S. Etymologisches Handwörterbuch der lateinischen Sprache. T. I (A-I). Lpz., 1837.
Leumann. M. Lateinische Laut- und Formenlehre. München, 1977.
Oxford Latin Dictionary. Oxford, 1968.
Pina Polo F. Las contiones civiles y militares en Roma. Zaragoza, 1989.
Pokorny J. Indogermanisches Etymologisches Wörterbuch. Bern, 1959.
Schulze C.F. Von den Volksversammlungen der Römer. Gotha, 1815.
Sihler A.L. New Comparative Grammar of Greek and Latin. New York, Oxford, 1995.
Vaan M., de. Etymological Dictionary of Latin and the other Italic Languages. Leiden, Boston, 2008.
Walde A. Lateinisches etymologisches Wörterbuch. Heidelberg, 1910.


К началу статьи

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВДИ – Вестник древней истории
CIL – Corpus Inscriptionum Latinarum


Back to the beginning

SUMMARY

R.M. Frolov

THE DESIGNATIONS OF THE ROMAN NON-VOTING PUBLIC MEETINGS IN LIVY’S WORK

THE CONTIO AND ITS DERIVATIVES

The paper analyses terminology used by Livy for designating the Roman non-voting public meetings. The initial term (contio) and its derivatives are considered. The author argues the following points: 1) The contio is one of the most generally used political language words in Livy's work; 2) The word originates from notions, which have general meaning “gather together”, and is associated with conventio (“agreement, covenant”), which of itself may indicate a respective contiones' function; 3) Livy uses the word contio in order to designate a meeting itself, its audience, a speech delivered here, and a speaker's platform; 4) Livy uses the word contio in order to designate both meetings, convoked by public officers, and those gathered on private individuals' initiative; 5) When designating meetings not authorised by magistrates, Livy often, but not always, specifies the term contio by additional pejorative words (though the same can be observed in respect of some official contiones, i.e. summoned and presided by magistrates); 6) Reason of such word usage is not that these meetings were not contiones, but that Livy by this medium expresses his attitude towards the events described.


К началу статьи

ПРИЛОЖЕНИЕ

Табл. 1. Дериваты contio в труде Ливия

Источник Терминология Значение
Liv. XXI. 53. 2-7 [prope] contionabundus [agere] [говорить, действовать как] выступающий в contio (говорит, действует)
Liv. III. 47. 1-4 [prope] contionabundus [circumire] [обходить как] выступающий в contio (обходит)
Liv. V. 29. 3-5, 8-10, 30. 4-8 [propalam] contionabundus [открыто] выступающий в contio
Liv. XL. 27. 8-15 contionabundus выступающий в contio
Liv. III. 71. 2 – 72. 5 contionalis [senex] [завсегдатай contio]
Liv. XXII. 14. 4-15, 15. 5 [velut] contionari говорить в [формате] contio
Liv. V. 24. 7 – 25. 6, 25. 11-12 contionari говорить в contio
Liv. XXII. 14. 4-15, 15. 5
Liv. XL. 36. 4
Liv. IV. 9. 7
Liv. Per. 58
Liv. XXXIX. 15. 1 – 17. 4 contionantes собравшиеся на contio
Liv. VI. 14. 11-13 [domi] contionari [in modum] [в частном доме] говорить в [формате] contio

Схема 1. Слово contio, его дериваты и выражения с ним в труде Ливия (наведите для увеличения)






Комментарии

Jakub Filonik, PhD. Student (Warsaw) 01.05.12, 04:53

Dear Roman,

Thank you for your very detailed and scholarly paper. This is not at all my area of ​​study, so the following questions come out of ignorance.

In his very dramatic description of the events of the year 186 BCE in book 39 Livy writes (39.17.4): «contione dimissa terror magnus urbe tota fuit, nec moenibus se tantum urbis aut finibus Romanis continuit, sed passim per totam Italiam, litteris hospitum de senatus consulto et contione et edicto consulum acceptis, trepidari coeptum est».

How often do these three (senatus consulta, contiones and edicta consulum) appear together in our sources mentioning the (earlier) times of the Republic? Is it a popular way of putting stress on the three strongholds (tres arces, to say) of the former Republic or is it something specific to Livy or this passage? (what I mean is could Livy's political allegiances or beliefs matter in his description of the Republican decision-making or is it rather a common way to refer to these three together in case of important political decisions). And to what extent are contiones put together in such descriptions with the Senate and the consuls, and how often do they appear solely as a means of indication of the vox populi (especially in Livy's work)?

Best wishes,

Jakub.

    Роман Михайлович Фролов, аспирант (Ярославль) 01.05.12, 20:18

    Dear Jakub,

    Thank you for quite stimulating questions. You’ve touched upon important issue of interaction between different political institutions of the Roman civitas. It seems to me that in the case of 186 B.C.E. we have an example of regular description of the course of events: 1. passing of senatus consultum after statement of a question; 2. formulating of edict by the magistrate in accordance to the Senate’s decision; 3. an announcement of the edict (its coming into effect) in the contio. I agree that in the particular situation of 186 B.C.E. Livy does use certain methods to stress the importance of the decisions made. It seems that one of these methods is enumeration of the three main political institutions of the Republic (the Senate, the People, and the magistracy) in short phrase one by one. And it is quite interesting that no vote was made. That is why we see not the comitia, but the contio in this formula. The people remains one of the “tres arces”, and the important one. It is not here a political body which makes decisions, although both senatus consultum and consulis edictum could not become fully “operational” without the people listening them in the contio.

    Livy in his account of 186 B.C.E. events makes more evident this connection between the Senate, the People and the magistracy, for their participation (according to the Patavian) was crucial for saving res publica from extremely dangerous Bacchanalians. However similar connection can be traced in many episodes. Thus, by my count we have descriptions of 479 occurrences of contiones in Livy (see also Pina Polo 1989, 244 ff.). Of these 24 times (5%) it is unambiguously reported that an edict was announced (not to mention that all edicts must be announced in contiones and that apart from edicts’ announcements many other events took place in contiones). As to the relation of Senate’s sessions to holding of contiones, not only striking individual examples, but some general calculations (based on evidence of Livy and other authors) also can be made. Currently I am still working on this and not yet ready to provide numbers.

    Concerning correlation between the contio and the vox populi, i.e. (if I understand rightly what you mean) between contional audience and the Roman people, – this issue has utmost importance for understanding the logic of contiones “evolution”. It is hard to present here the whole argument, but, to speak briefly, I believe there was a process of weakening of this correlation between the contio and the vox populi. Let me take just two examples: description of 186 B.C.E. events (where the audience of the contio is definitely the Roman people) and Cicero’s depiction of his opponents’ contiones at the end of the Republic (where the audience of the contio is not the “true Roman people”, exept for contiones of Cicero’s supporters; see e.g.: Mouritsen H. Plebs and Politics in the Late Roman Republic, 56). Although it should be argued separately, in my opinion this process was not only, so to speak, a process, existing only within the Roman literature (in this case the vox populi can be no more than a kind of a “symbolic construct”), but rather its description by ancient authors reflects the actual “evolution” of the institute, informs about changing the practice of the Roman contiones.

    The question of how often do contiones appear solely as a means of indication of the vox populi is very challenging. Since contiones in narrative sources are described as presided over my magistrates in most cases, in all these accounts there cannot be any articulation of the vox populi without «guidance» of magistrates. But it seems to me that this was not the only possible situation. Firstly, there existed unsanctioned contiones (with and without participation of senators; anyway, without «participation» of the Senate — examples are in the paper above). Secondly, sometimes vox populi could be formulated in a form of crowd's appealing to a magistrate. In this case official contio (presided over by a magistrate) was a result of private individuals' initiative. Thus, vox populi had been already articulated before magistrates interfered, although in such cases maybe not exactly in a form of reaction of the contional audience, but at least in a form similar to the contio (see e.g. Liv. XXII. 7. 6-8: Romae ad primum nuntium cladis eius cum ingenti terrore ac tumultu concursus in forum populi est factus. Matronae uagae per uias, quae repens clades allata quaeue fortuna exercitus esset, obuios percontantur; et cum frequentis contionis modo turba in comitium et curiam uersa magistratus uocaret, tandem haud multo ante solis occasum M. Pomponius praetor «pugna» inquit «magna uicti sumus».).

    I apologize if these points were not articulated in English correctly.

    Many thanks,

    Roman Frolov.

Jakub Filonik, PhD. Student (Warsaw) 02.05.12, 00:18

Dear Roman,

Thank you for your detailed reply, it shows your deep studies in this field. Especially the question of the vox populi which you addressed carefully is a very interesting one, not least in connection with the discussion on the voting models in the democratic and republican political systems compared (generally understood as freedom to address the assembly by any citizen in Greek democracies vs. Roman hierarchy based on auctoritas and potestas). It is very encouraging to see that the picture is not single-layered, thank you for this.

Best wishes,

Jakub.



Добавить комментарий